Товаров (шт): 1
На сумму (руб): 610

Оставить отзыв
 
Представьтесь*
Откуда
Отзыв на книгу*
Ваш e-mail
Ваш отзыв*
 
Введите код на картинке*

Статьи

Как некоторые скептики отрабатывают свои деньги

В феврале 1999 года (эта статья была опубликована 1 февраля 1999 года) Нью-Йоркский журнал «Скептик» опубликовал статью под интригующим названием «Ещё одна трагедия по вине альтернативной медицины». Автором статьи оказался некто Майкл Шермер (Michael Shermer). Ниже приводится полный текст статьи М. Шермера, ответ на неё доктора Барбары Купман и наш комментарий.

Ещё одна трагедия по вине альтернативной медицины

Майкл Шермер
Перевод Елены Любимовой

Через пару месяцев программа «Неразгаданные Тайны» компании CBS покажет сюжет о «Русском целителе-экстрасенсе» по имени Николай Левашов, в котором утверждается, что он совершил чудеса с медицинской точки зрения и, что «результаты весьма озадачили врачей, которые поставили диагноз ”неизлечимо”». Так утверждается в анонсе этой программы, который мне предоставили её продюсеры.

Со мной связалась продюсер этой программы Джэнет Джонс (Janet Jones) и попросила прокомментировать фильм об этом целителе. Я не собирался ничего комментировать до того, как программа будет показана по телевидению, но недавние события не позволили мне молчать. Говорят, что Николай Левашов лечит людей, проникая внутрь их тела, используя свои экстрасенсорные способности и заменяет повреждённые клетки и ткани. Сюжет рассказывает о двух больных:

(1) Изабель Притчард (Isabelle Pritchard), которая родилась с раком мозга, перенесла четыре операции и многочисленные химио- и радиотерапии;

(2) Сьюзан Страсберг (Susan Strasberg), актриса, у которой был рак груди и которую якобы излечил Левашов.

Второй случай является ещё одной трагедией по вине альтернативной медицины, поскольку Страсберг недавно умерла от рака. Передо мной лежит копия сценария этой программы «Неразгаданные Тайны», который, конечно, будет изменён, поскольку Страсберг интенсивно снимали для этой программы. Вот, что в сценарии:

«Актриса Сьюзан Страсберг, дочь известного преподавателя актёрского мастерства Ли Страсберга (Lee Strasberg), называет свой опыт исцеления с помощью экстрасенсорных способностей Николая величайшим приключением моей жизни. В возрасте 57 лет она ощутила в груди небольшую шишку. Биопсия подтвердила её самые худшие опасения. У неё оказалась злокачественная опухоль. Ей предстояла двойная мастэктомия. “Моя мать умерла от рака в 58. Я не хотела, чтобы это случилось со мной. Мне сейчас 60 и я чувствую себя лучше, чем когда-либо. Всем этим я обязана Николаю”.

Сьюзан отказалась от операции. Давняя поклонница альтернативных методов исцеления, она попросила помощи у Николая в Сан-Франциско. К тому времени, когда она туда приехала, рак сильно разросся и достиг конечной стадии. В течение почти десяти месяцев, она приходила в офис Николая каждый день на 15 минут. Когда ей пришлось выехать в Европу, он продолжал проводить лечебные сеансы по телефону дважды в неделю (духовным целительством можно якобы заниматься по телефону).

Через год после первоначального диагноза рака Сьюзан сделала маммограмму[1]. Она не показала никаких признаков опухоли. Её нью-йоркские доктора не проявили ни малейшего интереса к русскому целителю, о котором Сьюзан им рассказала.

Она с благодарностью отзывается о способности Николая, говоря, “Это должно быть медициной будущего. Он знает анатомию, биологию, химию и безошибочно может диагностировать болезнь. Моя сущность знала, что я всё делаю правильно, отдавая свою жизнь в руки Николая”».

Страсберг умерла от рака. Её заключительные слова кратко и трагически обозначают проблему. Будущее медицины не находится в так называемой «альтернативной» или «дополнительной» медицинской области. Причина в том, что почти каждое утверждение, сделанное в этих областях, основано на разного вида «сущностях», которые давали Страсберг почувствовать, что она «всё делает правильно». Как животные, ищущие примеры для подражания, мы все склонны к субъективным чувствам, к тому, что мы «чувствуем» или нам «кажется» правильным. Иногда мы правы, иногда мы ошибаемся. Единственный путь выяснить это — проверить утверждение наукой.

У современной медицины есть достаточно надёжный метод для проверки таких заявлений (не идеальный, конечно, но наилучший метод, который мы имеем). Страсберг сделала выбор в пользу пренебрежения наукой и заплатила за это своей жизнью. (Конечно, мы никогда не узнаем, каков бы был результат при традиционных методах лечения, поскольку люди всё ещё умирают от рака, но мы знаем, чем ЭТО закончилось).

Программа «Неразгаданные Тайны» обратила внимание на Николая Левашова через посредничество женщины по имени Барбара Купман (Barbara Koopman), доктора философии и медицины, близкого друга Сьюзан Страсберг. Она написала письмо в программу, предлагая сделать о нём передачу (у меня есть копия письма, все медицинские записи Страсберг и других пациентов, сценарий «Неразгаданных тайн» и т.д.)

Я позвонил Купман, чтобы получить заявление об этом деле. Вначале она неохотно говорила со мной, но поскольку я был доброжелательно настроен и проявлял искренний интерес, она оттаяла, а затем открылась. Она всё ещё целиком верит в Левашова. Страсберг, сообщает она, прожила на четыре года дольше, чем должна была бы, благодаря экстрасенсорному целительству. Её последние четыре года были самыми счастливыми годами в её жизни. Она должна была бы умереть в течение месяцев, а вместо этого прожила годы.

Её смерть пришла внезапно и была полной неожиданностью для доктора Купман и, как она сообщает, для других также. Купман чувствует, что вне зависимости от причины смерти («Лос-Анджелес Таймс» писала, что причиной смерти был рак), последние годы её жизни были, тем не менее, чудом. Левашов в её глазах всё ещё волшебник. Я спросил Купман, знает ли она, как Левашов творит свои чудеса. Она объяснила, что это имеет отношение к обмену вещества и энергии, но это объяснение, вероятно, не имеет никакого смысла. Поправьте меня здесь, доктор Купман.

Она продолжала подчёркивать снова и снова, что такой результат не нужно считать трагедией, потому что Страсберг была, в конечном итоге, так счастлива.

Понесёт ли ответственность Николай Левашов за смерть Страсберг? Конечно, нет. Будут ли такие альтернативные методы лечения ставиться под сомнение из-за этого? Конечно, нет. Покажет ли «Неразгаданные тайны» кусок передачи с её участием, а затем скажут, что она всё равно умерла? Сомневаюсь. (Я думаю, что его вырежут, чтобы не охлаждать энтузиазм по поводу невероятных экстрасенсорных способностей целителя — опровергающие доказательства редко приводятся на таких программах).

К сожалению, бесчисленное количество людей находится во власти таких шарлатанов, как Левашов и платят за это своими жизнями, но, поскольку они не знамениты, мы о них ничего и не знаем. А гуру альтернативной медицины, такие как Дипак Чопра (Deepak Chopra) и Эндрю Вейл (Andrew Weil) даже и не думают черкнуть заявление, говоря, что, возможно, они ошибаются, предлагая людям ту чушь, которую они предлагают.

Трагедии, подобные трагедии Страсберг, либо игнорируются, либо сводятся к негативным эмоциям с её стороны, либо к методам исцеления этого ОДНОГО экстрасенса (но другие методы всё ещё приемлемы), или, как в случае с Купман, что она была исцелена, хоть и временно.

От всего этого меня тошнит. Вы увидите множество статей по поводу альтернативной медицины на страницах «Скептика» в последующих выпусках. Эта проблема вызывает глубокую озабоченность.

Майкл Шермер (Michael Shermer)
http://www.skeptictank.org/hs/msgddb5.htm

Ответ на клеветнические нападки журнала «Скептик»
на русского учёного Николая Левашова в феврале 1999 года

Барбара Купман
Перевод Елены Любимовой

Большая ложь: «Страсберг сделала выбор в пользу пренебрежения наукой и заплатила за это своей жизнью».

Это — фраза из статьи, полной голословных обвинений, под названием «Ещё одна трагедия по вине альтернативной медицины» об известной актрисе Сьюзан Страсберг (Susan Strasberg). Статья является абсолютной фальсификацией, порождённой стойкой предвзятостью и личным негативным отношением руководителя журнала «Скептик» Майкла Шермера (Michael Shermer), который сделал выбор в пользу игнорирования или замалчивания безукоризненных медицинских данных, ему предоставленных.

Сьюзан уже была на пороге смерти, когда в марте 1995 года ей поставили диагноз «рак груди 3-й степени (Grade IIIB)». Ей предложили единственно возможный вариант: 3-4 месяца жизни, причём, очень низкого качества, после удаления груди и радиотерапии. Это то, что наука, которой она якобы «пренебрегла», была способна для неё сделать.

Сьюзан не «игнорировала науку». Она тщательно проанализировала ситуацию и чётко представляла последствия различных вариантов.

Четыре года спустя, без вмешательства традиционной медицины, она была жива и энергична, анализы показывали отсутствие опухоли.

К сожалению, аудитория Шермера не имеет возможности убедиться в лживости его обвинений, поскольку он поступает так, как будто доказательства, предоставленные ему, не существуют. Совершенно очевидно, что, если что-то не вписывается в необходимую ему модель реальности, он просто отбрасывает это. Ему абсолютно не важно, насколько это соответствует истине и подтверждено ли неопровержимыми доказательствами.

Его помощником и соучастником был «квалифицированный» консультант доктор Стив Харрис (Steve Harris), который является, кстати, специалистом по криогенике, а не онкологом или хирургом. Хотя, любой хорошо обученный студент-медик, который просмотрел бы эти медицинские записи, сразу понял бы, что никакой «трагедии по вине альтернативной медицины» и близко не было.

Майкл Шермер — кандидат наук в области истории науки (аспирантура в Клермонте) — объявил джихад альтернативной медицине вообще и Николаю Левашову в частности. Его не интересуют никакие подлинные документы или положительные долгосрочные результаты работы Левашова, опубликованные в солидных журналах и медицинские карты, предоставленные ему.

Всем нам известно, что в альтернативной медицине существуют различного рода злоупотребления, на которые необходимо обращать внимание — от неприкрытого мошенничества до злоупотребления внушением и гипнозом. Чтобы пробиться к истине, следует анализировать альтернативные способы исцеления в каждом отдельном случае, а не сваливать всё в кучу, навешивая ярлык шарлатанства. А это требует наличия подробной и достоверной документации, которая и присутствовала в случае со Сьюзан.

Майкл Шермер, как же Вы можете служить делу истины и в то же время со спокойной совестью игнорировать и замалчивать такие доказательства?

Николай Левашов является весьма уважаемым учёным, передовым физиком-теоретиком, чей послужной список в области альтернативной медицины состоит из огромного количества поразительных результатов, находящихся далеко за пределами досягаемости официальной медицины, скрупулёзно отражённых в историях болезней, подтверждённых результатами магнитного резонанса, компьютерной томографии, патологическими отчётами, замороженными тканями и т.д. до, во время и после его работы с пациентом [см. Изданные статьи].

Его работа подвергалась строжайшему анализу со стороны группы специалистов в этой области. Зимой 2000 года в серьёзном журнале, The Scientific Review of Alternative Medicine, который имеет дело только с фактами и не заподозрен в тенденциозности и подтасовке данных, издателями и редакторами которого являются врачи, был описан случай самого смертельного вида рака — множественной глиобластомы (glioblastoma multiforme) у грудного ребёнка. Ни один человек из обширной аудитории читателей-медиков не смог найти никаких недочётов в статье, подкреплённой внушительным количеством документов.

Сравним, как «эксперт» Майкла Шермера поступил с тем же случаем: он намекнул, что ребёнок выздоровел, благодаря «многочисленным химио- и радиотерапиям», что является наглой ложью. У него на руках имелись все медицинские записи, из которых ясно видно, что эти меры предлагались родителям неоднократно и столько же раз были ими отвергнуты.

Почему, Майкл Шермер? Какую цель Вы преследуете, кроме, конечно, дискредитации выдающейся и достойной всяческого уважения работы, потому что Вы её не понимаете или не можете вынести саму мысль, что серьёзные, документально подтверждаемые результаты могут быть достигнуты за рамками официально признанной медицины?

Вместо того, чтобы проверять доказательства, Вы ставите под сомнение честность людей, потому, что Вы не понимаете их работу или потому, что они смеют выдвигать новую парадигму. История науки, область, в которой Вы являетесь специалистом, полна примеров уничтожения мыслителей, которые намного опередили своё время. Кто, как не Вы, должен знать об этом!

Вы и Ваш «эксперт» имели на руках все документы. В них ясно говорится, что Сьюзан была здорова, что у неё уже не было рака, тогда, как, при обычных обстоятельствах, она должна была умереть ещё четыре года назад от самого смертельного рака груди из всех известных медицине. Но Вы и Ваш консультант замолчали факт того, что она выжила, сделав упор на её отказе от бесполезных в её случае услуг медиков.

Как это недостойно и бессовестно.

Это напоминает один случай из истории науки, который произошёл в 20 веке в Америке, когда наша страна лицезрела похожую реакцию на бесспорное научное достижение братьев Райт. В начале века они провели четыре исторических полёта, каждый последующий раз их самолёт находился в воздухе дольше предыдущего. Один добросовестный журналист, который присутствовал во время одного из первых испытательных полётов, детально описал выдающееся событие, которое он и другие зрители наблюдали.

На следующий день главные национальные газеты сообщили, что самые уважаемые эксперты страны объявили, что это событие произойти не могло по причине того, что эти объекты тяжелее воздуха и, значит, летать не могут. А то, что очевидцы видели своими глазами, было названо «массовой галлюцинацией». Злосчастного репортёра уволили, правда, позже восстановили.

Так, кто занимается созданием галлюцинаций, Майкл Шермер? Что Вам и Вашим консультантам нужно было сделать: просто выбросить практические доказательства в мусорник и публично кое-кого опорочить, обозвав его работу бредовой или лживой? Или в действительности есть ещё что-то, более страшное?

Кто поддерживает Вашу громадную глобальную сеть «скептических» организаций, если не те, кто заинтересован в поддержании у населения необходимости во всевозможных дорогостоящих операциях и постоянном скармливании ему часто бесполезных лекарств?

Рассмотрим факты. Что на самом деле произошло со Сьюзан

У нас есть плёнка с видеозаписью, где Сьюзан сама рассказывает о том, что с ней произошло. В феврале 1995 года Сьюзан обнаружила шишку в правой груди. Она немедленно обратилась за помощью к традиционной медицине и сделала все диагностические анализы, которые были только возможны. По иронии судьбы Сьюзан была в том же самом возрасте, в котором её мать умерла от рака груди.

Прогноз хирурга был мрачен: у неё высокая третья степень рака, которая вот-вот должна перейти в последнюю, летальную четвёртую стадию. Он предупредил её, что опухоль будет увеличиваться вдвое каждый месяц и, что немедленное удаление груди просто необходимо. Но, даже в этом случае, мастэктомия, а затем радиотерапия, продлят её жизнь примерно на три месяца. (Цитоиммунологический анализ показал, что химиотерапия ей не показана, поскольку опухолевая ткань не реагировала на известные типы химических ядов). Шансы на выживание в большей степени зависели от прогностических показателей. Анализы Сьюзан показывали несколько наихудших (см. Приложение).

Для диагностических целей были взяты два небольших кусочка опухоли. Это не было лампектомией (удалением опухоли молочной железы), как заявляет Ваш комментатор, когда из груди вырезается вся масса, без остатка. Так что, его идея, что этим объясняется исчезновение опухоли, абсурдна. Эти два кусочка биопсии имели размеры 2.5x1.4x1 см и 3.6x2.8x1 см, и раковые клетки простирались вплоть до границ срезов этих кусочков, что означает, что во время этой процедуры вся опухоль не удалялась. Также были взяты образцы клеток в другом месте, не разрезая его, которые тоже дали положительный результат на рак.

Имея такую скверную перспективу — удаление груди и облучение, которая предоставит ей всего лишь три месяца маргинального существования, она решила поискать альтернативу. Через два месяца поисков опухоль действительно увеличилась в размерах и достигла четвёртой, смертельной стадии, как и предсказывал её хирург.

Левашов никогда не стремился иметь её в качестве своих клиентов. Сьюзан пришла к нему после того, как она тщательно исследовала все варианты. Это было сознательным решением, основанным на этом исследовании и информации от своего хирурга. Она не была «невинным младенцем», обманом введённым в заблуждение шарлатаном, как это преподносит лукавый «Скептик». На самом деле она была очень умным, начитанным и прекрасно информированным человеком, который сам написал два бестселлера.

Левашов начал работать с ней в апреле 1995 года и порекомендовал сделать ещё одну маммограмму, которая подтвердила наличие прогрессирующего рака груди.

Шесть месяцев спустя, без всякого «традиционного» лечения, Сьюзан была бы уже мертва, по прогнозам её хирурга и по внушающим ужас прогностическим показателям…

Но, вместо этого, она была полна жизни и маммограмма, сделанная в это время, показала, что «нет опознаваемых раковых масс». Что представляет резкий контраст, по сравнению с первоначальным диагнозом, указывавшим на три отдельные очага рака у неё в груди.

Доктора выразили удивление по поводу шестимесячного курса облучения, но, когда Сьюзан попыталась объяснить, что же на самом деле произошло, они, по её словам, «не заинтересовались».

Поразительно но, выбери она наилучший вариант, который ей предлагали врачи, она была бы к этому времени либо при смерти, жутко мучаясь, либо уже мертва.

Однако, несмотря на эти факты, уважаемый автор скептической статьи из «Скептика» глубокомысленно убеждает нас, что смерть Сьюзан Страсберг — всего лишь, ещё один случай необоснованного «отказа» пациента от услуг врачей.

1995-1999 годы

В течение почти четырёх лет, предшествующих её смерти, Сьюзан, Рут Скот (Ruth Scott) (ученица Николая) и я были неразлучны, когда я находилась в Сан-Франциско, в то время получалось два или три месяца в году.

Рут и я наблюдали, как Сьюзан в полном смысле расцветала. Она прекрасно выглядела, лучилась счастьем и много работала. Мы вели нескончаемые разговоры на разнообразные темы — от просто «женских» до глубоких духовных, научных и философских тем. Сьюзан и я часто вместе ходили по магазинам и примеряли одежду, переодеваясь в примерочных, так что, я могу сказать, что до конца жизни Сьюзан её грудь была безупречной. Да и сама она не была похожа на истощённого, пожираемого болезнью ракового пациента в последней стадии болезни.

В конце 1998 года слабая лимфатическая система Сьюзан начала давать сбои. Это было повреждение организма на генном уровне, не имеющее отношения к раку груди и происшедшее, когда грудь была в прекрасном состоянии. Николай предупредил её, что такое может случиться и сказал, что он работает над этим.

Такое в особенности может произойти с человеком, генетически предрасположенным к данной проблеме, поскольку работа с раком включает в себя вывод тяжёлых токсинов из организма, что значительно перегружает лимфатическую систему и организм в целом. На этой стадии у пациента может развиться асцит (накопление жидкости в брюшной области), сопровождающийся чувством дискомфорта и давления. Поэтому Николай советовал, если это случится, периодически проводить парацентез (откачку жидкости), которую должен выполнять квалифицированный хирург, пока он будет продолжать работать над очисткой организма от токсинов.

Сьюзан начала чувствовать дискомфорт, тяжесть и появились сложности с приёмом пищи. Однако, она не была болезненной или чахлой, напротив, была полна сил и прекрасно выглядела. Её многочисленные поездки за границу в это время также внесли свой вклад в обострение симптомов, поскольку у неё не было времени, чтобы откачать жидкость.

По её возвращению из Европы Николай настоятельно посоветовал ей приехать сразу в Сан-Франциско, но она решила сначала остановиться в Нью-Йорке. Он был обеспокоен, поскольку предпочитал работать с ней лично, чтобы самому наблюдать за её состоянием. Не последовав его совету, она решила остаться в Нью-Йорке до тех пор, пока не закончит несколько важных дел.

Последние события

Прибыв в Нью-Йорк, Сьюзан остановилась у своей подруги Тани, в просторной квартире в районе Сентрал Парк Саус (Central Park South). Она вела переговоры о завершении своих дел и общалась с друзьями, в том числе со мной и Рут, которая также была в городе. Незадолго до этого Сьюзан и я договорились подписать совместный договор аренды квартиры в Сан-Франциско, поскольку мы обе проводили там много времени.

Сьюзан, Рут, я и несколько других гостей, включая одного моего друга врача, праздновали Сочельник в моей квартире в Манхэттене. Сьюзан наслаждалась компанией и праздничным ужином и, как всегда, была душой компании. Вскоре после полуночи она отправилась на другую вечеринку.

Как умерла Сьюзан

Вскоре Сьюзан начала чувствовать всё больший дискомфорт и начала планировать поездку в Сан-Франциско, как только полностью завершит свои дела. Николай порекомендовал ей провести операцию по откачке до того, как она сядет в самолёт и Таня отвела её к знакомому врачу-женщине.

Увидев Сьюзан, врач с удивлением отметила, что она очень хорошо выглядит и не могла поверить, что у неё был рак. Она также согласилась с мнением о необходимости парацентеза и договорилась с хирургом о проведении операции в первоклассной больнице.

Когда на следующий день Сьюзан приехала в эту больницу на операцию, хирург не появился и её отослали домой. На следующий день она снова поехала в больницу и была принята двумя молодыми врачами (врачами-ординаторами или интернами). Они ей сказали, что операция продлится примерно шесть часов, так что, её подруге не стоит так долго ждать.

Операция началась безо всякого дискомфорта для Сьюзан, но через два часа, она неожиданно почувствовала острую боль в средней части тела и вскрикнула. Боль была вызвана проколом ткани, по видимости, диафрагмы. Молодые врачи забеспокоились и быстренько её выписали, сделав треть операции. Сьюзан говорила, что они не могли дождаться, когда она покинет больницу, как будто боялись, что она умрёт в палате. Подруга, приехавшая её забирать, подтвердила это.

Она вернулась на квартиру к Тане, покушала и прилегла отдохнуть, лёжа на спине. Она ожидала завершения своих дел на следующее утро и отлёта в Сан-Франциско. Она проснулась с хорошим настроением и начала собирать чемоданы. В квартире находилась только горничная. Приехал курьер и вручил ей пакет, который она ожидала.

Немного позже (примерно в 10 утра) она стала задыхаться и позвонила Николаю, который сразу определил, что, то, что с ней происходит — это механическая блокировка лёгких и что ей срочно необходима скорая помощь. Он сказал ей позвонить 911. Она так и сделала, но, по какой-то необъяснимой причине, скорая приехала только через 45 минут.

В это время Сьюзан умирала… её лицо стало багрово-синего цвета из-за удушья. Это не была смерть от рака. Она была на пути к полному выздоровлению, которое, хотя и не было полностью завершено, но шло полным ходом. Она умерла от лёгочной эмболии (pulmonary embolus — закупорка лёгочной артерии) до того, как приехала скорая.

Вероятно, что когда она спала на спине, произошла утечка жидкости в грудину, которая была пробита во время операции откачки и в лёгочную артерию попал тромб. Багрово-синий цвет лица Сьюзан подтверждал типичную картину смерти от удушья, чему были свидетели горничная и приехавшая, наконец, бригада скорой помощи. Потом мы узнали, что отчёт о вскрытии определил в качестве причины смерти — лёгочную эмболию. Это полностью совпадает с описанием свидетелями лица Сьюзан за несколько минут до смерти.

Когда в 1999 году Сьюзан умерла от закупорки кровеносного сосуда, работа Левашова по спасению её от рака подходила к концу. Проблема со слабой лимфатической системой, к чему у неё была генетическая предрасположенность, решалась с помощью парацентеза.

Женщина-врач, видевшая её за несколько дней до её смерти, не смогла охарактеризовать её, несмотря на историю болезни, как умирающую больную в последней стадии рака. Кроме того, Сьюзан планировала появиться в качестве гостьи на свадьбе близкого друга, которая должна была транслироваться по телевидению.

Жизнь Сьюзан и работа Левашова прервалась из-за хирургической ошибки.

Игнорирование медицинских записей и объявление этого случая, как «трагедии по вине альтернативной медицины», является бессовестной ложью.

Вы торопитесь осудить и Ваше поношение уважаемого учёного-новатора означает высшую степень презрения к этике и истине.

Никогда не будет честной оценки там, где предубеждение и нечестность заменяют ответственность и объективность.

Barbara G. Koopman, MD, PhD
Источник: http://members.aol.com/drbgkoopman/reply.htm

Приложение

С самого начала анализы опухоли Сьюзан и её предыстория не предвещали ничего хорошего:

  • Генетическая предрасположенность (мать умерла от рака в возрасте 57 лет);
  • Тип клеток — в высшей степени недифференциированы (что означает самые агрессивные и смертельные);
  • Плеоморфизм (pleomorphism) (опухоли разной формы);
  • Опухоли разного вида рака (adeno, mucinous and comedo carcinoma);
  • Степень рака: Высокая (третья) по шкале Шаффа-Блюма-Ричардсона.

Четвёртая степень (через два месяца), смертельная, характеризующаяся быстрым распространением и поражением основных частей и органов тела.

Цитоиммунология

  • ER-слабый,
  • PR-слабый,
  • Her-2/neu overexpressor,
  • P53 negative, and Aneuploid.

Это показывает невозможность гормональной терапии, низкий уровень выживаемости и анормальную ДНК в самом худшем варианте.

Наш комментарий

Сьюзан Страсберг умерла. Безусловно, это было большой трагедией, особенно для самой Сьюзан. Но вот вопрос: откуда появился некий скептик Майкл Шермер, кто он такой и почему он вдруг решил уделить своё драгоценное скептическое внимание раскручиванию трагедии именно Сьюзан Страсберг?

Почему он не бьёт в свой набат по поводу 50 000 аналогичных трагедий[2], происходящих в США ежегодно в тех случаях, когда женщины с диагнозом, кстати, не таким страшным как у Сюзан Страсберг, дружной толпой шли в объятья традиционной медицины? Чем смерть Сьюзан Страсберг отличается от остальных 50 000 смертей от этой же болезни, на которые скептик ежегодно не обращает ни малейшего внимания?

Вроде бы скептик Майкл сам и раскрывает причину своего интереса, с пафосом восклицая, что эта смерть произошла по вине альтернативной медицины. Однако, даже если бы скептик сказал правду о причине смерти Сьюзан, не совсем понятно, почему его скептический интерес направлен именно в сторону, противоположную от традиционной медицины, где жертв – в миллионы раз меньше?

Причина такого однобокого интереса скептика Шермера лежит на поверхности, нужно только немного подумать. Все 50 000 женщин, умирающие ежегодно после «традиционного» лечения рака груди, платят медикам, по меньшей мере, 100 000 долларов каждая (лечение дорогое и всё время дорожает, при одном и том же плачевном результате[3]). В итоге, эскулапам за свои старания набегает хороший навар, минимум[4]5 млрд. долларов в год!

Вот, оказывается, в чём дело! Вот, где собака зарыта! Вот, почему хозяева разбудили скептика (он кандидат наук по «околонаучной истории», т.е. — не историк и не учёный) и спустили его с цепи, чтобы разобраться с «этим русским», фантастически успешные результаты которого, могут стать причиной сомнений в искренности, моральности и эффективности их многолетней «борьбы» за здоровье людей и снижения их фантастических прибылей.

Да, безусловно, причина для хозяев скептика была очень веская — деньги, большие деньги.

Особенно, если вспомнить, что врачи никогда, несмотря на все свои многолетние и дорогостоящие усилия, так и не нашли реальных причин возникновения ни одной болезни. А может нашли, но не хотят нам говорить? Ведь, число болезней и больных постоянно растёт[5], цены на лечение тоже растут, соответственно, и выручка растёт… Всё это выглядит, как очень хорошо организованный, высокорентабельный и процветающий бизнес на человеческом горе, каковым он и является на самом деле.

Ну, а если заглянуть в автобиографическую книгу Николая Левашова «Зеркало моей души» (главы 10, 13, 18) и внимательно прочитать о том, как он лечил женщин от рака груди, можно легко опознать и один из основных методов создания спроса на услуги эскулапов — одну из основных причин появления рака груди, которую так безуспешно и дорого они же и ищут уже много лет.

Все эти сообщения заставляют более внимательно присмотреться ко всей этой «скептической» истории и тщательно проанализировать известную информацию на предмет выяснения, как оказалось, не такого уж и теоретического вопроса: «А на что ещё могла бы пойти медицинская мафия для сохранения своей монополии, безнаказанности и уровня доходов?».

Сначала внесём ясность в существо вопроса о болезни и смерти Сьюзан Страсберг.

В феврале 1995 года ей поставили диагноз «рак груди» в предпоследней стадии (3В). Самый лучший вариант, который смогли ей предложить врачи, заключался в удалении обеих грудей и мучительном умирании в течение 3-х месяцев со всеми положенными «удовольствиями» от бесполезного облучения (радиотерапии). Другой возможностью было самостоятельное умирание в течение 1-2 месяцев.

Сьюзан осмелилась не поверить врачам и нашла третий вариант. В апреле 1995 года, после поиска и анализа всех возможных вариантов лечения, она обратилась к Николаю Левашову, выйдя на него через общих знакомых. К этому моменту её болезнь достигла 4-й — смертельной стадии. Николай согласился ей помочь и в сентябре 1995 года новая маммограмма уже показала полное отсутствие опухоли.

Обратите внимание, женщина, которая должна была умереть, самое позднее, в июне 1995 года по самым лучшим прогнозам врачей, в сентябре была ещё жива и, к тому же, здорова! Мало того, она живёт ещё 4 года и умирает только в 1999 году и совсем не от рака груди!

И как такая информация могла пройти мимо скептика и его эксперта? Как можно было не заметить, что приговорённая врачами Сьюзан прожила «лишние» 4 года? Воистину, скептики, оплачиваемые мафией, способны не заметить даже брёвна в собственных глазах…

Далее очень небезынтересно прояснить и уточнить собственно процесс гибели Сьюзан Страсберг. Это необходимо для понимания цели публикации скептика-Шермера и причин гибели нашей героини.

После излечения рака груди, Николай Левашов продолжал лечить Сьюзан от остальных болезней, накопленных ею за 60 лет жизни. В феврале 1999 года ей было необходимо сделать, в общем-то, очень простую операцию: откачать жидкость, накопившуюся в брюшной полости и доставлявшую ей некоторые неудобства.

Порекомендованный ей хирург назначил время операции и… не явился на работу ни в этот день, ни на следующий (видимо совесть не позволила врачу решиться на то, что должно было произойти). И за операцию взялся некий врач-стажёр, которого потом — ай-ай-ай — больше никто не смог найти!?

В результате этой операции был произведён прокол диафрагмы и на следующий день Сьюзан, обладавшая к тому времени весьма хорошим здоровьем, умерла от лёгочной эмболии (проще сказать — задохнулась), вызванной закупоркой тромбом лёгочной артерии.

Интересно было бы понять, где именно проницательный Майкл Шермер учуял здесь вину альтернативной медицины? И как он скептически догадался, что именно альтернативная медицина смогла дотянуться своими альтернативными щупальцами до Сьюзан Страсберг в Нью-Йоркской больнице и убить её таким изощрённым способом? А может это эксперт-криогенщик придумал?

Видите, когда не знаешь полной и объективной информации, можно поверить в искренность скептика Шермера, можно поверить в то, что он стремится найти истину, что ему действительно тошнит и пожалеть его за такой тяжёлый и неблагодарный труд на благо человечества, обманываемого коварными «альтернативщиками». Реальность же не имеет ничего общего с его выдумками. Продолжим…

Теперь мы подходим к самому интересному вопросу: почему погибла Сьюзан Страсберг? От чего она умерла мы знаем, а вот, почему эта ошибка произошла именно в тот день, да ещё при таких странных обстоятельствах, выяснить было бы неплохо.

Давайте проанализируем доступную нам открытую информацию и попытаемся сообразить, кому это было выгодно. А для того, чтобы это сообразить, давайте вспомним о программе «Неразгаданные Тайны» компании CBS, в которой вскоре (в апреле 1999 года) должен был быть показан сюжет о «Русском целителе-экстрасенсе» по имени Николай Левашов.

Суть этого сюжета заключалась в том, что довольно известная в стране актриса, ещё красивая в свои 60 лет женщина, должна была сообщить по национальной телевизионной сети, что 4 года назад врачи, обнаружив у неё рак груди, приговорили её к мучительной и дорогостоящей смерти в течение 2-3 месяцев.

Вместо этой жуткой участи, она живёт здоровой полноценной жизнью уже 4 года, от рака не осталось и следа, и всё это — без всякой хирургии, без опасных лекарств и совсем без боли. А сотворил это самое настоящее чудо русский учёный и экстрасенс Николай Левашов.

В качестве неоспоримого доказательства должна была выступить сама жизнерадостная и энергичная Сьюзан Страсберг с целым набором подлинных результатов медицинских тестов и анализов, которые неопровержимо свидетельствовали о том, что у неё действительно 4 года назад был рак груди в последней стадии и, что её рак был побеждён уже через полгода после начала работы Николая Левашова…

Почему-то мне кажется, что передача с таким содержанием никогда бы не увидела свет в «самой свободной и демократической стране мира». И то, что погибла только одна Сьюзан Страсберг, говорит о том, что остальные виновники этого «безобразия» (создания передачи) оказались более покладистыми и немедленно занялись другими, не менее важными для демократии делами и сюжетами.

Косвенным подтверждением этого является тот факт, что родственники Сьюзан попросили администрацию изъять из передачи уже отснятые кадры с её участием! Обратите внимание: родственники не стали настаивать на расследовании смерти Сьюзан, а потребовали убрать из фильма доказательства её излечения! Интересно бы узнать, почему?

Если для Сьюзан это было «величайшим приключением её жизни», то почему это так не понравилось родственникам? Может им сделали предложение, от которого они «не смогли отказаться»?

Ещё одним косвенным подтверждением является то, что на многочисленных сайтах, содержащих фотографии и информацию о Сьюзан Страсберг (Susan Strasberg), в качестве причины её смерти указан рак, что противоречит отчёту о вскрытии...

Кстати, скептик Шермер сообщил нам, что и уважаемая у них газета «Лос-Анджелес Таймс» тоже написала, что причиной смерти Сьюзан был рак! Это лишний раз напоминает нам о том, что, когда газету называют уважаемой и не сообщают, кто именно её уважает, нужно очень скептически относиться к её репутации и сообщениям.

Следующим косвенным подтверждением неслучайной смерти Сьюзан Страсберг является то, что скорая помощь добиралась до неё аж 45 минут, что является из ряда вон выходящим случаем, особенно при той угрозе жизни, о которой сообщила врачам Сьюзан по телефону.

Эти простые рассуждения приводят к единственно возможному выводу: фармацевтическая и медицинская мафия не могла допустить такого сокрушительного удара по своему тщательно взлелеянному бизнесу, замаскированному образом единственных «борцов за здоровье людей» и не допустила этого. Ценой жизни ни в чём не повинной женщины.

Вполне возможно, что есть ещё одна, может быть даже более веская причина внезапной гибели Сьюзан Страсберг.

Правители Америки и окрестностей решили любой ценой не допустить обнародования информации о работах русского учёного Николая Левашова, т.к. его Новая Парадигма и поразительные результаты, которых он достиг, просто разрушали так долго и тщательно создававшуюся иллюзию цивилизации, в которой нас заставляют жить уже несколько тысяч лет и разоблачали многовековую ложь, поддерживавшуюся почти всеми правителями, рулившими, с позволения хозяев, в своих «независимых» государствах последние 2000 лет.

Вопрос скептика «понесёт ли наказание Николай Левашов за смерть Сьюзан Страсберг?», заданный с ленивым негодованием, наталкивает на мысль о том, что ещё одной причиной появления его заметки, могла стать попытка переложить ответственность за смерть Сьюзан с больной головы медицинской мафии на здоровую голову Николая Левашова. И тут скептик явно оказал «медвежью» услугу своим хозяевам. Его незатейливая дилетантская хитрость просто помогла расставить всё по своим местам.

Безусловно, Сьюзан это уже никак не поможет, но может помочь открыть глаза многим миллионам людей — потенциальным жертвам медицинской мафии и позволить им избежать трагической участи жертв ненасытных, безсовестных эскулапов, без страха и упрёка сражающихся со здоровьем и жизнью людей.

Дмитрий Байда, Елена Любимова

 


[1] У нас это называлось флюорограмма. — Прим. перев.

[2] «Только в США от рака груди умирает около 50 тысяч женщин…» – http://med.israelinfo.ru/enciclopedia/244/

[3] «…По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) в мире ежегодно выявляется около 1 млн. новых случаев рака груди. Число погибающих от этого заболевания составляет приблизительно половину от общего количества заболевших…» – http://www.opuhol.ru/catalogue.php?cat_part=49

[4] Некоторые женщины за ценой не стоят и, перед тем, как умереть, платят врачам значительно более крупные суммы. Например, известная испанская певица Росио Хурадо (Rocio Jurado) выложила за лечение в течение нескольких месяцев 4,5 млн. долларов. Она всё равно умерла, но зато, её лечили до последнего доллара. С учётом таких клиентов, а их немало, общий результат борьбы «за здоровье» людей значительно превосходит 5 млрд. долларов в год.

[5] «Каждая двадцатая женщина Земли страдает от рака груди…» – http://gynecology.popmed.ru/gynaecologicaldiseases/breast_cancer/

читать все Статьи